Форум » Культпросвет » СТИХИ!!! (продолжение) » Ответить

СТИХИ!!! (продолжение)

Йожик: Предлагаю продолжить )))

Ответов - 169, стр: 1 2 3 4 5 All

eska: Спи давай Спи давай, рассвет не скоро. Руки. Щеки. Правый бок. Спи ты, луковое горе, не молись, не слышит бог. Стал бы, что ли, ты поменьше, хоть и так, как медный грош. Это кто такая – Гейша? (Без массажика хорош) Кто такая, признавайся, казанова твою мать. Про восток не заикайся, я ж просила не гулять. Что глядишь, царевич сирый, ни зарплаты, ни ума. Привязался, словно чирей, я ведь даже не жена... Спи! Хотя, кому ты нужен? Алименты, два суда, Часто пьян, всегда простужен... Ну, не спи, иди сюда. Медведева Елена

eska: Кто виноват? - Хорошая моя, я умираю… - Отдать тебя, родной, другому раю? Спокойно! Что болит? Ляг поудобней. Вот булочка, с утра казалась сдобной. Бульончик, книга, свежая простынка. Арбуз прикачен. Побегу за дынькой. - Желанная моя, болит повсюду... - Я постираю, вымою посуду, В химчистку сволоку парадный фрак. Да отцепись от слова-гири «рак». Десятки лет изнашивают тело, За сорок зим впервые заболело. - Я не успел перевернуть науку… - Твоя наука – бешеная сука, Ей в пасть кидаешь лучшие года, Твою зарплату словом «ерунда» Давно я окрестила. Не волнуйся. Аптека рядом. Быстренько вернусь я. - А кто напишет текст для некролога? - Я привела щенка, ты шерсть потрогай, Вдвоем по парку будете гулять. Давай, я кофе принесу в кровать? Ты извини, что ухожу на службу, Нет отпуска по пеленанью мужа. Через месяц: румян и весел кривые ножки с шеи свесил. Медведева Елена

eska: Так - не так Раскидана по полу тишина, и в тапочках твоих живет паук… На спицах пряжа, мерный нудный стук железа, словно чей-то быстрый шаг. Плету размеренно петельки: так – не так. Нет точных слов, чтоб описать разрыв, нет правил у твоих жестоких игр, нет смысла в тишину орать «дурак». Нельзя себя жалеть. Ведь так? Не так. Клубок цепляет коготок кота. А есть она на свете – правота? Начинка ссоры, кажется, пустяк: я так к тебе привыкла, ты – никак. Больна для самолюбия потеря: теперь и вера за тобой – за двери. И раздирает ветер жалкий брак. Часы с издевкой ходят: так – не так. И все длинней обыденности нить, вяжу тебе, но будешь ли носить? Так неотвязно крючит руки страх, так замерзают ночью у костра, так подают, стесняясь доброты, так в тишине беззвучно плачут рты, изображая мимикой беду. Вчерашний день неряшливо плету, слезами петли падают из рук. Не так, не так, не так… паучий стук. Медведева Елена

eska: когда панически боишься перемен когда панически боишься перемен перевирая суть проблем и книгу судеб и мечешься в просторах ойкумен найти пытаясь островок безлюдья чтобы собрать себя из шума волн из воя зверя трепыханья птицы из скоростей ушедших поездов из неги догорающей зарницы когда пьешь воду из пустых глазниц и торопливо заедаешь медом лести ногами мнешь ковер из небылиц руками небу посылаешь вести об отвращении к словесной суете о неумении принять себя другую врастаешь в панику и в этой наготе о человеческом тепле вдруг затоскуешь Медведева Елена

eska: Несовместимость Мы – бумеранги, летящие из рук друг друга, двойное сальто испуга, каждый – далеко не ангел. Проносимся мимо пеленочно-свадебных маршей, становимся тише, изысканней, старше. Два тоскующих мима, с наигранным шармом целующих мятный воздух свободы. Стандартное время полета – годы, зарубки на память – шрамы от встречных и познанных объектов. Меняем попутчиков, взгляды, мстительно бьем оказавшихся рядом единоверцев летающей секты. Объедки личного счастья оттягивают карманы парадных прикидов. За скорость полета становится стыдно. Пора в обратный путь… Теперь мы: камень – гора. Кто первым решится столкнуть? Медведева Елена

eska: Сжалься и ответь... Господи, пришла к тебе с мольбой… Отвлекись от дел, побудь со мной. У моей «программы» нынче сбой: Быть хочу любимою, женой. Есть в запасе добрый человек? Меркантильных рядом – пруд пруди. Мне б того, с кем коротать свой век И кого баюкать на груди. Обласкаю, сберегу, пойму, Соберу в неведомую даль, В час суровый сил ему займу. Господи, ты только его дай! Русскую рулетку жжет патрон, Выстрел для виска всегда один… Сжалься и ответь на женский стон: -Кто-нибудь его уже родил? Всем твоим святым зажгла свечу, Голову покрыла чистотой. Нежной и любимой быть хочу, Знаешь, надоело жить одной… Медведева Елена

eska: Пиво с клубникой Пью пиво, заедаю влажной клубникой. Ты уничтожаешь пельмени. С улыбкой слушаешь мою дежурную трескотню о том, что «скучаю по сто раз на дню…» Вкручивают вечер в белую ночь часы. На улыбки-дольки расползается апельсин, Неактуальный в жару рыжий наглый фрукт. Все обыденно. Но вмиг к ногам упадут Футболки, шорты, кружевные преграды. В тихом смехе утонут слова « не надо». Язык с моих губ слижет слово «беспутный». Я пробовала не любить тебя. Трудно. Медведева Елена

eska: Дорожная колыбельная прозрачному 1 В сонный бок вагона тихо постучу, мягким лунным светом прикоснусь к плечу, пробегусь по скулам легким ветерком, на купейной полке схоронюсь клубком. Чтобы нитью нежно пеленать в ночи, чтобы шерстью шутки продолжать лечить. Чтобы путь удачным и счастливым был, погружайся, друг мой, в рук волшебный ил. Проведу руками по седым вискам, мне ладони ветер, захмелев, ласкал, согревало солнце у морей шальных, их тепло разнежит – вот и ты притих… Терпкий запах мяты принесет покой, я пою, склонившись мамкой над тобой, рельсы, ноты множа, отбивают ритм. Нет, не все дороги убегают в Рим. 2 Ровный вдох качает паутинку сна… В невский старый город забредет весна, в привокзальных лужах вымоет багаж. Просыпайся, ежик, город мой… Нет, наш! Хоровод таксистов выставит в дозор. Северный, плечистый, бесшабашный вор: вмиг утащит душу и сонливый взгляд. Просыпайся, здравствуй, Питер тебе рад! Медведева Елена

eska: Поздняя любовь После яркой вспышки – угасанье, отторженье губ, война миров. Угольками тлеют прикасанья, вновь чужие подо мною сани... Ты такой ко мне пришла, любовь: поздняя, чуть горькая, шальная, с рюкзаком бродяги за спиной. Ничего взамен не обещая, вертишь под ногами Землю-шарик, не даешь всерьез побыть одной. Мне с тобой уютно и тревожно: кошкой нежусь, озираюсь мышкой. На «нельзя» твержу «конечно, можно», вдоль по телу томно - волны дрожи. Чую приближенье новой вспышки… Медведева Елена

eska: Ночной музей Не амнезия, а сплошное дежа вю, в транзитном профиле знакомые углы. Мизинцы тайно крестиком совью, чтоб не вернулись ссоры той поры, чтоб не окликнуть именем чужим курящего безмолвно у дверей. Какой эпохе мы принадлежим? Эпохе ожидаемых потерь. В дрожащей пачке пули немоты – забвение длиною в перекур. Задумчиво изогнутые рты у воском опечатанных фигур, что затащило время на показ в ночной музей нелюбящих сердец, где под вуалью дыма плачет фас, а в профиле читается конец. Музейной пылью ворох одеял пропах стремительно и явно посерел. Двойное отрезвление: «где я?» и «разве кто-то этого хотел?». Нещадно в горле зарождается «пока», двойное эхо повторяет «позвони» и знает каждый о нелепости звонка. Мой телефонный потерявший цифры диск годами крутится как флюгер на ветру, не находя ответных голосов. Музей закрою молча поутру на самый прочный чувственный засов. Медведева Елена

НатУля:

eska: НатУля СПАСИБО

Петербурженка: Лена, мне очень нравятся твои стихи!!! Спасибо большое за женские тревожные темы, за надежду, юмор, самоиронию :)))

eska: СПАСИБО Петербурженка

Петербурженка:

НатУля: " Дорогое лекарство - нежность. Принимать каждый день по капле, добавлять по чуть-чуть во фразы перед каждым приёмом речи. Очень хрупкая упаковка, очень маленький срок храненья. (Только - в тёплом и светлом месте! Только в любящем чьём-то сердце...) Показания к применению: одиночество, боль, обида, ядовитая злая горечь, острый приступ мизантропии. Дорогое лекарство нежность аллергии не вызывает. Только с фальшью несовместимо дорогое лекарство нежность. Дорогое лекарство - нежность. До чего ж мы с тобой богаты, если можем себе позволить дорогое лекарство: нежность..."

Наталечек: eska Какие чудесные стихи! Спасибо Вам!

НатУля: eska После яркой вспышки – угасанье, отторженье губ, война миров. Угольками тлеют прикасанья, зачитываюсь .....нравится

eska: Наталечек, НатУля, спасибо вам большое приятно

Петербурженка: eska А можно вас попросить ещё стихов. Душа разворачивается и сворачивается при чтении ваших стихов.

Ойка: eska с Вашего разрешения вставлю ссылку из Вашего профиля! http://stihi.ru/avtor/medvedeva ОЧЕНЬ понравилось! Спасибо огромное, Елена Сергеевна!!!!

Марфуша: Отметила я юбилей ... Все! Хватит жить с авоськами, с котомками Тащить с базара в дом со снедью кладь И перышками хрупкими и ломкими, Бранясь и негодуя, потрясать! Меняю стиль. Спиралями закручены Моих волос крутые завитки, И в них, как будто новая, излучина Уже не первой свежести щеки. И силуэт пальто, слегка приталенный, Прикрыл огрехи тела и – грехи. Готовы – взгляда холод и проталины, Походка "трепещите, мужики!" Под кремом годы – лучики, не борозды. На антураж мои"жеребцы" косят, Я – незнакомка, женщина без возраста. Убью того, кто даст мне пятьдесят! (О.Альтовская)

eska: Пружину ту, что у меня внутри... Пружину ту, что у меня внутри, невидимую, нервную, стальную не разглядишь. На руку посмотри, привычно ею три креста рисую вслед недругам и клятвенным друзьям, благословляя не часы, но годы, что прожиты бездумно пополам в большой воде, не зная дна и брода. Бывала на коленях? Да, была! Молилась человеческим порокам. Ласкала тех, кто в жизни - "без кола", да только доброта та вышла боком. Хлестали сплетни полустарых дев. Цветы ж давали поносить, как платье. И эту боль с улыбкой протерпев, ровняла спину: мне мужчины - братья. С пружиной кольцами срастаются года. Там, впереди, опять блестит вода… Медведева Елена

eska: Кафе моего одиночества Чуть отпив кровавого «Кампари», Начинал знакомиться со слов: «Жил на свете одинокий парень, Не любил красавиц и ослов. Не любил заигранных пластинок, Пошлых шуток и дрянной еды. По земле бродил он, словно инок, Воспевал погибшие сады...» Отхлебнув «Столичной» из стакана, Предлагала собственный сюжет: «Ты объездил сказочные страны. Расскажи о тех, в ком грусти нет, Расскажи о глупых, но счастливых, Строящих упорно шалаши. О цветущих под окошком сливах Напиши мне песню. Напиши!»... Пить одной – вершина неприличия, На лице поблек веселый грим: «Официант, прошу, еще «Столичной». И присядьте тут. Поговорим?» Медведева Елена

eska: Я постараюсь стать собою прежней Свели на нет две формулы любви: Твою – хотеть, мою – заботой нежить... Зажав в руке ложь линии судьбы, Я постараюсь стать собою прежней. Три раза дуну-плюну на кулак И нежно распушу комочек боли. Эй, кто поверил, что живу не так? Цвет глаз забрал ушастый серый кролик. Гримасы отдала теням в углу, Где замерли вчерашние обиды. Вот только горсть улыбок не найду. Наверно, на шкафу. Ищу, не видно… Включаю свет и радио «Модерн», Тащу стремянку из своих успехов. Все тут. Одна улыбка милой Керн, Четыре – Жанны в рыцарских доспехах. А этим научилась у мадонн. Им в сумерках всегда я доверяла. Когда взлетала на любовный трон, Когда, упав, искала путь с начала. Три добрых – у друзей в большой цене, Их плюшевость почти не запылилась. Устав на нашей длительной войне, Друзьям сдалась на порку и на милость. Истерт ковер прощания до дыр, Маршрут к нулю печален, странен, зыбок... Вопрос "за что?", измучив, отпустил. Я в мир вернусь коллекцией улыбок. Медведева Елена

eska: Я не твоя, но... Болтаемся цветами в тесной проруби, стремясь согреть друг друга и развлечь. Ленивые большие птицы – голуби – рождаются из постоянных встреч, из пагубной привычки разговаривать, вникать в проблемы, целовать в висок. Мы называем кофе автоварево из монстра на столе, не соль – песок ссыпаем дружно в океаны бодрости, воркуем о рождении строки. Смесь юмора и окрыленной гордости берем, как зерна, с ласковой руки. Наверно, так товарищи на пенсии друг друга греют пухом мемуаров. Я не твоя живительная песня и... я не твоя пожизненная кара. Нас, в поисках достойного мотива, на разных простынях тревожат сны. Вредна до склок, до вредности ревнива, чуть слепну от интимной белизны. И на пустом проветренном пространстве с неровными и острыми краями, как памятник земному постоянству, все лучшее, что завтра будет с нами. Медведева Елена

Петербурженка: БРАВО

eska: Ода телефонному женскому разговору Телефонный женский разговор: легкость бытия и трудность быта. Ежедневный и невинный вздор об облезшем золоте корыта, о косых панелях у избы на куриных и непрочных сваях, о нарядах… Да, пугливы швы – улетели нитки птичьей стаей. Руки брали тонкую иглу, чтоб ажурно привести в порядок, замерли. А губы грубо вслух огласили список новых складок на боках, на завтрашнем лице и ушло желание фасонить… В разговоре важен сам процесс: воз смешинок на тележке стонов. Недовольство мелочно брюзжит, как стекло под натиском метели, жизненных капризов алфавит пройден «на ура», учет потерям – два плюс два равняется нулю – рассмешит до кайфа от свободы. Я подруг за многое люблю, но слагаю Разговорам оды. Медведева Елена

eska: Петербурженке СПАСИБО!!!

светулечек: когда со свои рассталась написала стих..не судите строго Вот и все мне стало так легко просто жить и думать ни о чем и пускай за окнами темно вера силы все приходит днем.Вот и все не нужно больше слов обещаний и не нужных фраз одинокий наш остывший дом он чужой не ожидает больше нас. Ты поверь тебя я отпустила и застыла боль в беззвучной тишине я тебя поверь уже простила отпусти не думай больше обо мне. если вдруг на перекрестке жизни наши судьбы вдруг столкнутся вновь станет больно и уныло больше нет для нас понятия любовь. ты прости быть может я ошиблась и не стала для тебя одной может понапрасну столько билась и пыталась воскресить любовь. Лгали мы как воры друг от друга пряча души ставшими чужими уж давно за окном весна а в нашем доме вьюга света нет да и внутри темно. Знаю будет время может, вспомнишь ты взгяд прикосновение руки может даже номер телефона ..........с болью вздрогнешь... только цифры будут больше не твои. Я тебе желаю только счастья ветра с моря запаха листвы никогда ты слышишь чтоб ненастья не коснулось глубины твой души...

светулечек: Боюсь любить….отдаться бесконечно тебе и чувству что внутри я знаю могут вечно жить в сердце нежные глаза твои……я знаю может ты боишься моей души раскрытой изнутри ты далеко но ты мне снишься и руки нежные твои…. Знаю я быть может уже завтра ты забудешь голос мой и смех будет очень странно все пройдет июнь жара и белый тополиный пух как снег. Я хочу остановить мгновенье и застыть с тобою в тишине нежных рук прикосновенье навсегда оставить в сердца глубине…..

Lady: светулечек сорь, тяжело читать, подредактируйте?? eska вы божественны

eska: Lady спасибо большое, человеческое

eska: НатУля пишет: " Дорогое лекарство - нежность. Принимать каждый день по капле, добавлять по чуть-чуть во фразы перед каждым приёмом речи. Очень хрупкая упаковка, очень маленький срок храненья. (Только - в тёплом и светлом месте! Только в любящем чьём-то сердце...) Показания к применению: одиночество, боль, обида, ядовитая злая горечь, острый приступ мизантропии. Дорогое лекарство нежность аллергии не вызывает. Только с фальшью несовместимо дорогое лекарство нежность. Дорогое лекарство - нежность. До чего ж мы с тобой богаты, если можем себе позволить дорогое лекарство: нежность..." : Спасибо, удивительно теплое и нежное стихотворение

eska: Взгляд Как же он вырвался? Взгляд преособенный. Выпорхнул, выскользнул, выбрал лицо. Выверт спины до того чуть пригорбленной по тишине прокатился кольцом, чуть подрожал, балансируя гранями, остановился на полном ходу… Кто же придумал лицу наказание? Я посмотрела и мимо пройду… Выдохнет, выплывет, вычеркнет странности и попытается вычистить след. Людям уютнее жить в многогранности, если к вопросам приставлен ответ, если причина похожа на следствие и после «А» ожидаемо «Б». Следствие – бедствие. Лучше – бездействие робкой улыбкой приткнется к губе. Где же он прятался? Взгляд абрикосовый, сочно меняющий радужку глаз. Бросовый возраст (не юный, не розовый) взгляд исподлобья привычней отдаст: выкрошит, вымерзнет, вызреет заново, как заведённый – по кругу, бегом! В нем ничего не запрятано странного. Мы так взрослеем и страшно живем. Вымолчу, выдержу, вымолить рада разных прощений у равных икон. Грех от ненужного сочного взгляда снимет привычный глубокий поклон. Все же он был и была я проказницей, тает улыбки негаданный мед. Тот, что с лицом, потихоньку оправится, тот, кто над нами, конечно, поймет. Медведева Елена

eska: Случайное свидание Улыбнитесь мне вслед и запомните. Я отвечу достойным кивком. Аромат терпко-горький по комнате расплывется. Основа духов – корни трав, освежающих память, лепестки свежесрезанных роз. Это все, что могу вам оставить. Улыбнитесь нежней. Не всерьез обронили ночные признания и мечту разделили на две: мне – забыть о случайном свидании, вам – забыться в восторженном сне. Продолжать – обмануться в стремлениях, прорасти, прикипеть, прорубить дверь в кирпичной стене недоверия, в эту дверь научиться входить не внезапной, чуть пьяною блудницей, а доверчивым мягким щенком… Улыбнитесь, родной, может, сбудется, не сейчас, невзначай, не со мной… Медведева Елена

eska: Знакомство Поверьте, наше незнакомство – досадный поправимый промах. Зову вас взглядом за свой стол и мысленно сгребаю порох, не отсыревший от безделья, хранящий запах, свежесть, цвет. Огонь и порох – безраздельно – другой визитки, друг мой, нет. Качели рук рисуют жесты, цепочки слов смешат подруг. Сижу на самом жарком месте, ложится краскою испуг на ямки щек. Боюсь сорваться, переметнуться, испугать. Азарт рисует цифры – двадцать, Цинизм не дремлет – тридцать пять. Чугунно падает в ладони горящего лица маяк. Да пусть сто раз по сто утонет он – недогадливый чудак. «Вам плохо?» - теплое дыханье смягчает тихий нервный срыв. «Вы – замечательно нахальны и восхитительно добры!» Медведева Елена

eska: Колыбельная для Лилии Поцелуй её, Господи! Приласкай, приголубь. В одеяло пушистое спеленай. Все, кто люб, пусть приснятся здоровыми за семейным столом: в центре – Пасха из творога да кувшин с молоком. Запоют песню грустную, пусть поплачет (во сне). Слезы редкие, крупные в её мудрой весне очищающе праведны. Днем – сухие глаза… Высекающей молнии может сниться гроза. Босиком и с единственным убежит далеко. Догони ее, Господи! Подними высоко! Подними (только бережно), про дружка не забудь. В облаках чуть прореженных укажи верный путь. Как устанет быть страстною, разомкни другу рот, пусть слова разномастные тихо в душу несет. Ей с пустышками боязно (что в дремучем лесу), дай ей в спутники воина, награди за красу! Поцелуй её, Боженька! Растопи, словно лёд, дрожь веков. Осторожненько в колыбельный полет преврати тряску времени. Сохрани, сбереги. Пусть под утро из темени звуки жизни-реки возвращают умение уходить в вертикаль. Дай ей, Боже, терпения и друзей верных дай… Медведева Елена

Ойка: Елена Сергеевна! Меня Ваши стихи до дрожи пробирают. Совершенно на нужной волне. И почему то я даже плачу (на колыбельной для Лилии особенно).... Спасибо!

eska: Ойке: Ирочка, спасибо вам большое. Значит, точно на одной волне



полная версия страницы